<Эльхен>
Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, и ещё считаю своим долгом предупредить, что кот - древнее и неприкосновенное животное
Недавно была у бабушки, заговорили о моей специализации в университете, речь сползла на Чехию, и вот тут-то я получила откровение: оказывается, мой ныне уже покойный дед был в Чехословакии во время Пражской весны, попал там во время столкновений во что-то вроде окружения, из отряда в живых тогда осталось только двое - командир и мой дед, рядовой. Тогда он был ранен в ногу, когда вернулся - получил грамоту...

А я ничего этого не знала, даже того, что он там был. Дед никогда не рассказывал о своей службе. Все, что мне было известно - что он дослужился до прапорщика, и что у него есть специальный оставшийся со службы чемоданчик, внутри которого лежат какие-то вещи, мне неизвестные. Он скрывал даже то, что страшные черноватые следы у него на ноге - это от ранения. Всегда отшучивался, что это он себе на огороде инструментом случайно заехал.

Дед... Был бы он жив, закидала бы вопросами. Но его уже несколько лет как нет. Да и потом... Будь он жив, рассказала бы мне бабушка об этом?.. Мне почему-то кажется, что нет.

Они не любят вспоминать, не любят рассказывать... Каждую крупинку информации приходится вырывать, к каждой оговорке и краткому ответу применять все свои пока что не очень обширные навыки историка, чтобы понять, разобраться, найти ответ... Мне ведь хочется знать историю своей семьи. Я имею на это право, это мои корни, часть истории моей страны. Но как же тяжело получать эту историю, когда твои старшие родственники не знают, не помнят, не хотят вспоминать! И главное, я не понимаю, почему. Но когда-нибудь обязательно пойму.

@темы: О своём, о девичьем